воскресенье, 7 марта 2010 г.

Любовь. Путь воина, путь целомудрия.


Лето 2009 года. Избрание и коронование королевы любви и красоты на рыцарском турнире в Висби, Швеция.
Как видим, традиции куртуазной любви все еще живы. Фото (Creative Commons license): Aske Holst



Как бы мы ни относились к придуманному Кларой Цеткин (Clara Zetkin, 1857–1933) женскому празднику, великая немецкая революционерка лишь завязала бантик на торте, который культурная Европа выпекала перед тем уже приблизительно тысячу лет. Солидарность с женщинами в их борьбе за равные права — избирать и быть избранными или принимать участие в культурной и профессиональной жизни — стала естественным продолжением уважения к ним и признания за ними способности адекватно эти права использовать. А первыми уважать женщину — и даже поклоняться ей — начали отнюдь не революционеры-социалисты, а средневековые рыцари. Правда, поклонение их имело несколько иные мотивы.

Прошли годы, наступил непонятный XXI век, и Восьмое марта в нашей стране стремится к своим истокам: никто более не видит в женщине товарища по борьбе, а прав в ее распоряжении, по мнению многих, оказалось даже больше, чем у мужчин. Но цветы и конфеты ей полагаются лишь за сам факт бытия женщиной, то есть, по природе своей, прямой противоположностью солдату.

А начиналось все на Средиземноморском побережье, в богатой культурными слоями Provincia Nostra (бывшей римской «нашей провинции»), доверительно прижавшейся к италийским землям на благословенной земле нынешней юго-восточной Франции. В Провансе и по соседству — в Аквитании, Шампани и Бургундии. Именно там при не столь еще и утонченных дворах принцев и герцогов, разделенных нуждами войн и крестовых походов на два тоскующих лагеря — бряцающих оружием рыцарей и ожидающих их дома женщин — и возникла необходимость в том, что гораздо позже назовут неприятным словом «сублимация», — в замене любви реальной на любовь вымышленную.

Тайные томления, ритуально повторяющееся многократное отвержение, униженное служение избранной даме, anorexia amorosa, подавленная сексуальность — вот бросающиеся в глаза черты куртуазной любви, воспетые в лирике Прованса, особенно устами трубадуров XII века Бернара де Вентадорна (Bernat/Bernard de Ventadorn/Ventaqdourn, ок. 1125 — ок. 1195) и Риго де Барбезье (Rigaut de Barbezieux). Принципы, начавшие естественным образом формироваться во времена первого крестового похода (1099 год), были доведены до абсолюта уже ко второй четверти XII века при дворе Марии Шампанской.

Путь воина любви

Законы куртуазной (от французского слова la court — «двор») любви накрепко пристегивались к рыцарскому кодексу чести. Если в японском бусидо (пути воина) важнее всего была верность господину, а женщины не фигурировали вовсе, то рыцарь европейский, помимо Бога и господина, никогда не должен был забывать и о своих дамах — Деве Марии и Даме сердца. Последнее весьма важно: идеальный рыцарь был обязан обладать целым рядом добродетелей — помимо верности и чести, ему пристали доблесть, благочестие, почтение к родителям, обходительность и… целомудрие